За два года госкомпании принесли казне убытки почти на 125 млрд грн

UA.TODAY, 2016-05-24 15:01
За два года госкомпании принесли казне убытки почти на 125 млрд грн

Воюющая и живущая в условиях экономического кризиса Украина остается невероятно щедрой страной. Она мирится с существованием заметного числа госкомпаний, убытки которых за последние два года достигли 124 млрд грн. Это почти $ 5 млрд, или пятая часть доходов госбюджета на 2016 год. Власти не только не наказывают руководителей этих предприятий, но и продолжают откладывать приватизацию подобных проблемных активов.

В этом году Фонд госимущества планирует продать Одесский припортовый завод (ОПЗ) и электрогенерирующую компанию Центрэнерго, главного потребителя донбасского угля. Но никаких гарантий, что аукционы пройдут вовремя, нет: недавно по вине государства сорвали собрание акционеров ОПЗ и назначение на конкурсной основе главы Центрэнерго.

Почему приватизация так важна? Без нее госкомпании остаются обузой для казны и дойными коровами для близких к властям бизнесменов. Доказано "Энергоатомом" и Объединенной горно-химической компанией (ОГХК), а также подразделениями госконцерна "Укроборонпром".

Энергоатом: репутационный Чернобыль

Одесский губернатор Михаил Саакашвили в ноябре 2015‑го в эфире Пятого канала эмоционально упрекал Юрия Недашковского, президента "Энергоатома", управляющего отечественными атомными электростанциями (АЭС), в том, что тот в своем кабинете “сидит под портретом Степана Бандеры” и занимается коррупцией.

Недашковский, который впервые возглавил "Энергоатом" в 2000‑м, в ответ возмутился: мол, Саакашвили “использует “темники” отдельных политических сил”, а проблемы атомной отрасли его на самом деле не интересуют.

Но с обвинениями экс-президента Грузии согласились бы в немецкой компании AUMA, которая в полной мере вкусила все прелести “бизнеса по‑украински”: именно ей госменеджеры "Энергоатома" навязывали услуги фирм-“прокладок”.

Роман Корниенко, представитель AUMA, рассказал о теневых схемах компании Недашковского народному депутату Сергею Лещенко.

Суть его рассказа сводится к тому, что с начала 2009‑го AUMA в ответ на просьбу Запорожской АЭС начала разрабатывать сложную техническую деталь — электропривод для клапана, который при аварийной ситуации понижает давление пара во время ядерной реакции.

В 2011‑м немцы сделали пилотный экземпляр. В тендерных документах стоимость одного привода составляла около € 100 тыс. "Энергоатому" подошла продукция, но не устраивала схема поставки. Немцы работают только через своих официальных представителей, в то время как "Энергоатом" попытался всунуть в схему своего посредника. Тот бы и "снял" часть прибыли, перепродав электропривод АЭС.

AUMA, чей годовой оборот достигает € 400 млн, хотела работать только через свою уполномоченную компанию. И когда немцы начали выигрывать в тендерах "Энергоатома" на поставку электропривода, госпредставители взялись отменять торги один за другим.

AUMA столкнулась с четырьмя подобными случаями. Во всех фигурировали компании, представлявшие интересы немцев. Одна из них — Brontex Technology — не смогла поставить привод, поскольку Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) отменил результаты тендера. Вмешался АМКУ и тогда, когда в тендере победила AXW Limited — другой представитель AUMA. Схожая судьба постигла и третью подобную структуру — Lexus Financial Group: фирма вы­играла аукцион, но вдруг вопросы к ней возникли в Службе безопасности. В случае с еще одним представителем — Rion Assets — договор не подписали вообще без объяснения причин.

Тем не менее потребность в электроприводах никуда не исчезла — в них нуждалась в первую очередь Южно-Украинская АЭС. И в 2013‑м "Энергоатому" пришлось закупить четыре экземпляра у компании, имевшей санкцию от AUMA.

Уже в середине 2014‑го Недашковский вновь попытался договориться с немцами на своих условиях: "Энергоатом" хотел купить 32 электропривода на общую сумму в € 3,2 млн.

Делегация украинской госкомпании приехала в Германию обговорить детали сотрудничества. Гости с востока предложили, чтобы AUMA поставляла оборудование через компанию некоего Фридриха Вехмера, который получил зеленый свет от "Энергоатома" для победы на тендерах. Чтобы соблюсти все формальности, представитель госмонополии Валерий Васильков попросил немцев самим официально выдвинуть Вехмера в посредники. В протоколе эта просьба не зафиксирована, о ней в официальном обращении к депутатам Верховной рады рассказал Корниенко, представляющий AUMA, которая теперь пытается добиться справедливости через парламентариев.

AUMA отказалась работать через Вехмера. "Энергоатом" среагировал моментально: украинцы неожиданно решили, что немецкие электроприводы им больше не подходят по своим техническим показателям. Хотя ранее Владимир Бандурко, и. о. главного инженера "Энергоатома", утверждал: продукция AUMA прошла испытания и замечаний к ней нет.

НВ удалось пообщаться с Сергеем Таракановым, заместителем директора "Энергоатома", который принимал участие в переговорах двух сторон в Германии. Он отрицал какие‑либо нарушения со своей стороны и обвинил немецкую компанию в непрозрачных действиях. На вопрос, предлагал ли "Энергоатом" поставлять электроприводы через своего посредника, Тараканов ответил: “Ничего подобного я подтвердить не могу”.

В заключение представитель "Энергоатома" заявил, что компания больше не планирует закупку электроприводов.

Корниенко же утверждает: сотрудники Запорожской АЭС жаловались лично ему, что старые электроприводы уже не работают нормально и их функции приходится выполнять вручную. Отказ от закупки новых несет большие риски для безопасности украинских АЭС.

В "Энергоатоме" не видят проблемы, называя обращения немцев в адрес депутатов заказными письмами.

Попытка "Энергоатома" навязать немцам посредника типична для этой госструктуры. Об этом свидетельствует история Николая Мартыненко, экс-нардепа фракции Арсения Яценюка. Его фамилия фигурирует в нескольких расследованиях, касающихся "Энергоатома", которые ведут украинское Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ), а также прокуратура Швейцарии, Австрии и Чешской Республики.

По данным швейцарских следователей, Мартыненко получал миллионы евро на свои банковские счета в Цюрихе и Женеве за лоббирование интересов чешской компании Skoda, которая хотела поставлять украинским АЭС оборудование и в итоге получила контракт.

Для легализации полученных денег Мартыненко создал в Панаме компанию Bradcrest Investments, которая оказывала чехам некие “консультационные услуги по продвижению на украинском рынке”. В банковской документации бенефициаром счетов офшорной компании указан сам бывший нардеп.

Но одним "Энергоатомом" интересы Мартыненко не ограничиваются.

Горно-химическая коррупция

После смены власти в 2014 году правительство Яценюка отказало скандальному бизнесмену Дмитрию Фирташу продлевать договоры аренды на Иршанский горно-обогатительный и Вольногорский горно-металлургический комбинаты. Оба были частью цикла по производству титана и играли важную роль в бизнес-империи бывшего газового посредника и друга Сергея Левочкина, главы Администрации президента времен Виктора Януковича.

Кабмин передал комбинаты в управление новосозданному госпредприятию — Объединенной горно-химической компании, во главе которой оказался Руслан Журило. Лидер партии УКРОП и многолетний приватовец Геннадий Корбан в одном из интервью рассказывал, что Журило — человек, близкий к Мартыненко.

Согласно данным внутренней аналитики Министерства экономики, ОГХК значительную часть продукции продает торговому дому "Эко-Сервис", который и сбывает ее дальше. Учредителем "Эко-Сервиса" является Игорь Ведута, связанный с Журило общей деятельностью в других проектах: так, они оба выступают соучредителями благотворительного фонда "Наш город".

Но схема на этом не заканчивается. Дизельное топливо по завышенной цене госкомпания закупает у некой "Энерджи Трейд Груп", которая, по внутренним данным Минэкономики, получила контроль над тем же "Эко-Сервисом".

В Минэкономики оценивают потери государства от таких схем на уровне 600 млн грн в год.

При этом обе компании, работающие посредниками для ОГХК, обслуживаются в "Диамантбанке", принадлежащем Мартыненко и его партнеру Давиду Жвании.

В этом же финучреждении имеет счет австрийская компания Bollwerk, которая так же зарабатывает на контрактах с титановыми комбинатами, став одним из крупнейших поставщиков госкомпании. Формально Bollwerk принадлежит 70‑летнему Вольфгангу Айбергеру из австрийской деревушки Лоретто. Но на самом деле он давний торговый агент Мартыненко и Жвании.

Этот же человек является директором другой австрийской фирмы — Steuermann, выступавшей посредником при закупках урана для нужд еще одного государственного предприятия — Восточного горно-обогатительного комбината.

Эти схемы и причастность к ним Мартыненко расследует НАБУ и правоохранители Австрии.

Очень специальный Укрспецэкспорт

Фиктивные посредники — не единственный инструмент вывода денег. Сотрудники государственного Киевского бронетанкового завода (КБТЗ), входящего в госкорпорацию "Укроборонпром", хотели заработать, заключив контракт на закупку оборудования по более высокой цене, чтобы впоследствии получить откат. Алексей Гаражин, один из поставщиков в этом деле, рассказал об этом НВ.

Антон Кривченко, один из сотрудников КБТЗ, приехал в Бельгию договариваться о поставках запчастей. Он экономил даже на гостинице — пока шли переговоры, затянувшиеся на месяц, спал на полу в квартире одного из бельгийских партнеров.

При этом Кривченко привез бельгийцам серьезное предложение: в конце 2015‑го КБТЗ решил закупить 39 американских наборов Allison для военной техники: мотор + коробка передач + установочный пакет. Контракт тянул на семизначную цифру в евро.

В бельгийской фирме Intertex, которая торгует продукцией Allison, были рады предложению. Фирмой руководит выходец из Украины Владимир Коваленко, все переговоры вел его сын Анатолий.

У Коваленко появилась возможность не только заработать, но и помочь стране, из которой они приехали в Бельгию. “На тендере я бы предложил такие наборы за €5 2–53 тыс.”,— рассказывает Анатолий Коваленко, уточняя — они с отцом решили сделать скидку для воюющей Украины.

Но представители КБТЗ от льготных условий отказались, согласившись заплатить цену в € 70 тыс. То есть весь контракт потянул бы на € 2,7 млн. Однако украинцы, по информации НВ, выставили дополнительное условие: € 500 тыс. надо было впоследствии перечислить через посредников на банковский счет в офшоре Белиз. К тому же б/у-части украинская сторона просила указать в документах как новые.

Чтобы бельгийцы не слишком волновались по поводу коррупционной составляющей, Кривченко, как говорят источники НВ, пообещал в будущем еще один контракт: на 100 моторов Deutz по аналогичной схеме.

Бельгийской стороне Кривченко, по данным НВ, объяснял необходимость отката тем, что деньги нужны “близким людям Порошенко в Совете национальной безопасности и обороны”. Проверить этот факт сегодня невозможно.

Гаражин предоставил НВ фрагмент переписки Кривченко с Павлом Букиным, руководителем госкомпании Укрспецэкспорт, который санкционирует все импортные поставки военной техники и берет с них комиссию. В ней представитель КБТЗ предлагал включить в стоимость закупки 20 % налога на добавленную стоимость. После получения этих денег из бюджета завода участники схемы планировали растаможить продукцию без уплаты НДС, как это предусматривает законодательство. Фиктивный НДС ушел бы в карманы “партнеров”.

В итоге Intertex отказалась делать поставку.

В стране, чей ВВП в прошлом году сократился на 10%, закрывать глаза на подобные вещи — слишком большая роскошь. Тем более что 10 % украинской экономики приходится именно на госпредприятия.

Новости по теме:
Источник: ua.today
Просмотров: 27

Новости партнеров:
Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите некорректный текст и нажмите Ctrl+Enter - так Вы поможете нам улучшить сайт. Спасибо!
Оцените важность новости от UA TODAY
1.00 из 10 на основе 1 оценок.
Отправить Закрыть
Отправить Закрыть